Бабушка неоднократно переписывала завещание и, в итоге, поссорилась со всей роднёй. Неужели она не понимает, что, кроме нас, ей никто помогать не станет?

истории читателей
331 просмотр

Моя бабушка – настоящая театральная «актриса». Она уже в который раз разыгрывает с родственниками один и тот же спектакль и думает, что мы ничего не замечаем. Бабушка в открытую говорит, что мы помогаем ей не по доброте сердечной, а из-за трёхкомнатной квартиры.

Вот только никто не собирается менять своё здоровье и нервные клетки на бабулины квадратные метры. За пару лет моя бабушка, Зоя Фёдоровна, успела надоесть и двоих детям, и обоим внукам.

Нет, у неё не съехала крыша, - просто такой скверный характер. Пока дедушка был жив, он умел сдерживать все бабушкины порывы. Но четыре года назад его не стало. Поначалу бабушка ходила серая, как тень.

Она могла целый день просидеть у окна без движения, даже ничего не съев. Все родные переживали, что Зоя Фёдоровна вскоре отправится вслед за мужем. Но, к счастью, этого не случилось.

Бабушка, со временем, словно оттаяла, почувствовала себя намного лучше и стала буквально издеваться над родными людьми. Первым под раздачу попал мой дядя Игорь. Бабушка стала названивать ему с просьбой прийти что-нибудь подкрутить, купить продукты или лекарства и так далее.

За каждый лишний шаг она чуть ли не кланялась сыну в ноги и говорила ему о том, как сильно его ценит и любит. Дошло до того, что бабуля вызвала на дом нотариуса и переписала на дядю свою трёхкомнатную квартиру.

Сразу оговорюсь: у дяди Игоря свой бизнес и просторный дом, так что в корысти его обвинять сложно. Он любил мать, поэтому ей и помогал. Но шли недели, благодарность бабушки уменьшалась, а вот просьбы стали переходить в ранг приказаний.

В результате, дядино терпение лопнуло, и он сказал своей матери, что не может мчаться к ней по первому же зову. Бабушка разрыдалась, назвала дядю «неблагодарным сорванцом», и у него на глазах разорвала завещание.

Второй на очереди стала моя мама. К слову, она давно не общалась с бабушкой, так как несколько лет назад Зоя Фёдоровна нелестно отозвалась о зяте, моём отце. Мама не выдержала жёсткой и несправедливой критики, так как папа всегда помогал тёще что-нибудь привезти или отремонтировать, никогда ей не отказывая.

«Если ты не умеешь ценить людей, которые рядом с тобой, то нечего их звать на помощь», - сказала мама бабушке. Каково же было удивление моей матери, когда бабуля, спустя столько лет, ей позвонила и сама попросила прощения.

«Ты же моя родная и самая любимая доченька», - нараспев говорила бабуля. Поначалу мама «повелась» на все эти ласковые «песни». Напряглась она после того, как бабушка опять позвала нотариуса и переписала на неё завещание.

Видимо, этот этап в бабушкином плане означал окончание тихого-мирного периода. После оформления бумаг бабуля стала звонить гораздо чаще, она даже среди ночи могла потребовать, чтобы мама примчалась к ней через весь город.

При этом у бабули даже давление не скакало, - ей просто было скучно. Маме такое поведение тоже быстро наскучило, и она заявила бабушке, что больше не намерена ей потакать.

Финал бы таким же, как и с дядей Игорем: бабушка рыдала, называя мать «неблагодарной дрянью» и рвала на куски недавнее завещание. После этого бабуля пару месяцев никого не доставала, а затем «вспомнила» про старшего внука Лёшу, сына дяди Игоря.

Мой двоюродный брат поначалу согласился на предложенную бабушкой «авантюру» и тоже увидел нотариуса, заверявшего завещание на его имя. На тот момент Лёша уже жил в своей двушке, так что помощь была бескорыстной.

Вот, только бабуля так не считала и, в один прекрасный момент, прогнала внука, который привёз ей сумку продуктов. Завершила всю эту историю я. Мама уговаривала меня не вмешиваться, но у меня, на этот счёт, были свои мысли.

Признаюсь, что я даже успела несколько месяцев пожить вместе с бабушкой. Дело в том, что её квартира находится буквально в паре минут ходьбы от моего университета. А какой студент не хочет сэкономить на жилье?

К тому же, у меня характер тихий, я была уверена, что сумею ужиться со склочной старушкой. Тем более, большую часть времени я проводила на парах или в библиотеке. Но я недооценила бабушкин «талант» выводить людей из себя.

Спустя неделю после того, как Зоя Фёдоровна в очередной раз переоформила завещание (теперь – на моё имя), начался кошмар. Она могла разбудить меня в три часа ночи и отправить на другой конец города за какими-то травками.

На мой вопрос: «Почему нельзя дождаться утра?», она ничего вразумительного не отвечала. Я неоднократно забирала свои тетради с лекциями с бабулиного стола, при этом она могла заворачивать в них рыбу или ставить сверху горячий чайник.

В конце концов я тоже не выдержала и сбежала, а вдогонку мне летели обрывки бабушкиного завещания. Надо сказать, что я была последним ближайшим родственником бабушки.

Больше родных, над которыми можно было бы поиздеваться, у неё не осталось. Но бабуля быстро нашла очередную «жертву». На днях я привезла Зое Фёдоровне продукты и лекарства.

Да, мы с ней не общаемся, но это ж не повод совсем бросать старушку! Так вот, я прошла на кухню, где бабуля пила чай. Рядом с ней у мойки стояла соседка и вычищала бабушкину кастрюлю.

Увидев меня, соседка тут же скривилась, будто съела лимон. Конечно же, я поняла, что бабуля рассказала наивной женщине о своих неблагодарных родственниках. Я даже хотела шепнуть соседке на ухо, что не стоит доверять нашей «актрисе». С другой стороны, пускай верит. Недолго ей осталось быть «хорошей».

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.