Брат достиг совершеннолетия и решил жениться. Но денег у молодой семьи на съёмное жильё нет, поэтому брат требует отдать средства за долю в родительской квартире

истории читателей
309 просмотров

Мне 26 лет, и до недавнего времени я считала, что у меня прекрасная и дружная семья: мама, папа и 17-летний брат Артём. Но в день своего совершеннолетия Тёма огорошил и меня, и родителей новостью: он решил жениться!

К счастью, всему виной не внеплановая беременность, а «большая любовь» между моим братом и его девушкой Викой. Хотя, как по мне, любовью там и не пахнет, - один расчёт. С Викой Артём познакомился на дискотеке.

Она старше брата всего на год. Никто не запрещал им встречаться и строить романтические отношения. Впрочем, мать с отцом считали, что всё это – лишь мимолётное увлечение.

Но прошёл месяц, два, а затем и год, а Тёма грезил только своей любимой. Он уже познакомился с матерью и отчимом Вики, а теперь планировал её знакомство с нашими родителями.

Не могу сказать, что мать с отцом были в восторге от этой идеи, но и наотрез отказываться не стали. Правда, то, что они увидели, выходило за все рамки пристойности. Вика заявилась к нам домой в до неприличия короткой юбке и с глубоким декольте.

При этом от неё за километр разило табаком и алкоголем. Конечно, не о такой невестке мечтали родители. И мать, и отец целый час делали вид, что всё в порядке, а затем придумали себе повод (якобы бабушка заболела) – и просто ушли из дома.

После этого Артём подошёл ко мне и тихонько спросил моего мнения о Вике. А что я могла ему сказать? «Она – милая девушка. Правда, одевается довольно вульгарно и лучше бы не курила перед приходом сюда», - заметила я.

«Думаешь, родителям она понравится?», – не унимался брат. «Вряд ли ты можешь на это рассчитывать», - честно ответила я. Брат помрачнел. После этой ситуации Вика к нам домой больше не приходила, зато Артём всё чаще стал пропадать по ночам и начал прогуливать школу.

О том, сколько нервов и денег мать с отцом потратили, чтобы он окончил школу, писать не буду. Скажу лишь, что к матери неоднократно приезжала «скорая», а отец стал по вечерам выпивать, чего раньше никогда не было.

Я пробовала объяснить брату, что он фактически вгоняет родителей в гроб, но он от меня отмахнулся как от назойливой мухи. Всё, что мне оставалось, - это покупать матери с отцом успокоительное и выслушивать их жалобы.

После школы Тёма сам поступил в техникум радиоэлектроники, чем несказанно гордился. Родители начали понемногу успокаиваться, думая, что их сын, наконец, остепенился и повзрослел.

В некоторой степени так и было. Накануне своего 18-го дня рождения Артём сказал, что Вика снова придёт к нам в гости. Мать с отцом вздохнули, но согласились. На этот раз девушка брата пришла в более закрытой одежде: на ней было платье ниже колена бордового цвета с умеренным вырезом.

Тёма надел красную рубашку и брюки, он явно повзрослел. Мы впятером сидели за столом и негромко разговаривали. А под конец вечера Артём торжественно поднял бокал и сказал:

«Мама, папа, сестричка, у меня для вас хорошая новость: мы с Викой решили пожениться!». После этих слов мама упала в обморок, а отец поперхнулся мясным рагу. Я бросилась приводить маму в чувство, а отец сказал Тёме:

«Сын, пойдём выйдем, нам нужно поговорить». «Нет, папа, я никуда не пойду без своей невесты. Скоро мы с Викой станем одной семьёй, и у меня от неё секретов нет», - ответил Артём.

«Что ж, пусть будет по-твоему. Ты совершаешь большую ошибку, Артём. Зачем тебе сейчас жениться на этой девушке? Только потому, что она ждёт ребёнка?», – спросил папа.

«Вообще-то, Вячеслав Петрович, я не беременна, - вклинилась в разговор Вика. – Артём обещал подождать с этим до свадьбы». «Тогда я, тем более, не понимаю, к чему вам спешить?», – недоумевал отец.

«Мы хотим жить вместе на законных основаниях», - сказал брат. «Это похвально. Вот только, где вы собрались это делать? Насколько я знаю, Вика с матерью и отчимом живёт в общежитии. Куда же вы пойдёте?», – уточнил папа.

«Ты забыл, что в этой квартире тоже есть моя доля», - ответил Артём, чем за секунду привёл отца в бешенство. «Значит, ты хочешь жить в этой квартире, в которую ничего не принёс?! Тогда, будь добр, оплачивай коммунальные услуги и купи себе мебель, потому что из твоей комнаты я вынесу всё подчистую!», – взревел отец.

Брат понял, что перегнул палку, взял Вику за руку и ушёл. Это была пятница. Артём вернулся домой только в понедельник. Папа взглянул на него исподлобья и сказал: «Твою комнату я ещё не освободил».

«Этого и не нужно. Я пришёл поговорить, - твёрдо ответил Артём. – Я хочу, чтобы вы отдали мне деньги за мою долю в квартире. После этого я уеду». «С какой стати я должен отдавать тебе деньги? Ты в эту квартиру ни копейки не вложил», - сказал отец.

«Тогда я заберу их через суд», - буркнул Артём. «Это – всегда пожалуйста. А сейчас собирай свои вещи и больше не показывайся на глаза ни мне, ни матери. Ты променял нас на эту жалкую лахудру. Вот, пускай она тебя и содержит», - с горечью ответил отец.

Я пробовала вмешаться в их разговор, но мои попытки помирить близких людей были бесполезными. Сейчас Тёма живёт в общежитии вместе с Викиной семьёй. О родителях он не спрашивает и говорит, что он – сирота. Я в растерянности: как мне помирить брата с отцом и матерью? 

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.