Дочка холила и лелеяла внучку, пока не родила второго ребёнка. Теперь вся любовь и ласка достаётся младшей девочке

истории читателей
550 просмотров

Никогда не понимала разделения любви между детьми. Ну разве может родная мать одного малыша любить, а второго – отталкивать? Но, как оказалось, может. Моя родная дочь – тому яркий пример.

Ира у меня – дама гордая, цену себе всегда знала и встречалась только с парнями из хороших семей. Вот и мужа дочь подобрала под стать себе: Миша – спортсмен, учился за границей, свой фитнес-зал открыл.

В общем, удачно дочка вышла замуж. Мы с мужем со своей стороны тоже не подкачали: подарили молодым двухкомнатную квартиру на свадьбу, устроили дочку на хорошую должность к друзьям в компанию.

В общем, когда через год после свадьбы Ира узнала, что беременна, то со спокойной душой ушла в декрет. Волноваться ей было не о чем. Все 9 месяцев она проскакала как козочка, а потом сама родила здоровую дочку весом 4 килограмма!

Девочку назвали Катей в честь моей бабушки. Ира сама с ней справлялась, одевала, кормила, купала, баюкала. Впрочем, Катюша была спокойным и беспроблемным ребёнком.

Даже, когда у неё лезли зубки, внучка особо не плакала. Супруг тут же стал уговаривать Иру на второго малыша, но она отказалась. Ей хотелось, чтобы между детьми была разница в несколько лет. Собственно, так и случилось. Вторая дочь Ника появилась в семье спустя 6 лет.

На этот раз беременность была очень тяжёлой. У дочери постоянно скакало давление и уровень сахара, её мучил жуткий токсикоз и головные боли. Ира почти полгода провела на сохранении, ведь врачи предупреждали о высоком риске выкидыша.

К счастью, всё обошлось. Ника, как и Катя, родилась здоровой и крепкой девочкой. Сама Ира, правда, почти три месяца отходила от кесарева и не сразу смогла справляться с двумя детьми.

Мы со свахой, как могли, помогали молодой матери. Чаще всего я забирала Катюшку к себе, а свекровь оставалась с Ирой и малышкой. Иногда мы со свахой менялись.

Вот только я стала замечать, что отношение матери к старшей дочке вдруг изменилось. Поначалу я думала, что у Иры послеродовая депрессия или просто усталость.

Но потом я неоднократно становилась свидетелем того, как она кричит на Катю, причём без какого-либо повода. Ире не нравилось в девочке буквально всё: незаплетённые косички, цвет глаз, чуть ли не дыхание девочки.

Фразы по типу: «Отвяжись», «Не хочу тебя видеть», «Уйди с глаз моих» стали привычными для Катюшки. А ведь ей всего семь лет! Она скоро пойдёт в первый класс и ей крайне нужны материнская поддержка и любовь.

Вместо этого девочка всё время выслушивает нападки матери и наблюдает за тем, как Ира сюсюкается с её младшей сестрой. Получается, что одной дочери достаётся только кнут, а другой - исключительно пряник.

Меня такая ситуация очень пугает. Я стала замечать, что Катюша замыкается в себе, всё реже улыбается и даже не хочет разговаривать. От резвого, жизнерадостного ребёнка осталась только тень. А самое страшное, что от Катюшки можно услышать слова:

"Зачем только родилась Ника? Без неё было намного лучше. Если бы её не было, мама любила бы только меня". Я неоднократно пробовала поговорить с Ирой и объяснить, что её поведение недопустимо для матери.

Нельзя так явно выделять одного ребёнка и обделять другого. Но дочь меня и слушать не хочет. Она считает, что баловать нужно только малышей, а Катя – уже взрослая и не нуждается в ласке.

Зять тоже пытался достучаться до жены, так как любит обеих дочек, но это не принесло никакого результата. А тем временем Катюшка буквально гаснет на глазах. Она начинает ненавидеть и мать, и младшую сестричку.

Боюсь, что, если Ира не изменит своего отношения к старшей дочери, мне придётся забрать Катюшку к себе. Иначе может случиться непоправимое, а я не могу этого допустить.        

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.