Мама считает, что я со своим выдающимся умом не пропаду, поэтому все отдает брату

истории читателей
485 просмотров

Какое-то «горе от ума»! Моя успешность оказалась моим врагом. Спасибо, мамочка! Жаль, что немного раньше я не узнала, что выгоднее быть тупой неудачницей.

Так сложилось в нашей семейной жизни, что папа для меня вообще не существовал. Брату было относительно легче – его папаша был при нем аж три года.

Времена, как и всегда в истории, были сложные. Государство пыталось справиться с множеством проблем, ему было не до нас, и помощи ждать не приходилось. Справлялись, как могли. Маме приходилось работать с утра до ночи, и мы с братом постоянно были дома одни.

Бабушка, мамина мама, настаивала, чтобы мы переехали к ней, а нашу «двушку» продали. Аргументы бабушки были убедительными: дети будут под присмотром, а деньги от продажи квартиры – это хорошее подспорье для практически нулевого бюджета.

Мама не хотела продавать квартиру, доставшуюся ей от бабушки. Спрятавшись за креслом, я слушала разговор мамы и бабушки. Мне совсем не хотелось переезжать к бабушке. Конечно, я любила бабушку и дедушку, но мне не нравилось бывать у них из-за ужасных запахов лекарств и кошек.

Бабушка так и не смогла уговорить маму. Пока бабушка с дедушкой были живы, они помогали нам деньгами, а когда их не стало, мама начала сдавать их трехкомнатную квартиру. Это было очень выгодно для нас. Теперь наше финансовое состояние значительно улучшилось, и маме больше не приходилось пахать на нескольких работах. У нее появилась возможность уделять больше времени нам, брату и мне. Но все-таки время для воспитания было упущено.

То время, когда мы были предоставлены сами себе, я и брат использовали по-разному. Я была полностью погружена в учебу: рано и практически самостоятельно научилась читать, читала много и с интересом.

Брат предпочитал гулять с дружками, допоздна шлялся то во дворе, то вообще неизвестно где. Неудивительно, что в школе у него были большие проблемы и с успеваемостью, и с поведением. Маму то и дело вызывали в школу на педсовет. А вскоре и детская комната милиции поставила брата на учет.

А я все свое время отводила учебе, книгам и получению новых знаний. Это было не только интересно − я понимала, что это полезно для моего будущего.

Когда брату было 17 лет, он попал в какую-то криминальную историю, и маме пришлось потратить огромные деньги, чтобы его вызволить. Потом его забрали в армию. Мама очень надеялась, что армия его исправит, что он повзрослеет и поумнеет.

Когда брат демобилизовался, я училась на первом курсе университета. Брат нашел работу. Так и жили – мы с мамой в одной комнате, брат в другой.

На этой работе брат не задержался. Он не понравился или ему не понравилось, но его работы менялись одна за другой. Самая долгая его работа – это шесть месяцев грузчиком в магазине.

Но эти проблемы его не парили. Он месяцами сидел дома. Впрочем, не так уж и дома – по-прежнему шлялся по дискотекам, друзьям и бог весть где. Вскоре он явился домой не один, а с девицей, которую представил нам, как будущую жену. Звали ее Таня, и ее живот явственно показывал нам с мамой, что мы вот-вот станем бабушкой и тетей. Кричать «караул» было поздно.

Относительным плюсом стало то, что брат стал больше времени проводить дома. У Тани, несмотря на ее глуповатость, был неплохой характер, с ней было легко общаться. Родился ребенок, а через недолгое время выяснилось, что Таня снова беременна.

Я почувствовала, что надо бежать отсюда, не выдерживали ни моя психика, ни физика. Можно было бы переселиться в одну из комнат в бабушкиной квартире, которую мама сдавала. Но дорога была каждая копейка, это я понимала. Я перебралась к подругам-однокурсницам.

Госэкзамены я сдала отлично, защитила диплом. Мои усилия были вознаграждены: мне предложили стажировку за границей. На полгода я уехала из страны.

С мамой мы все это время разговаривали по телефону. От нее мне было известно, что после первого сына у брата с Таней родилась дочка. И в жилищном плане произошли перемены: все семейство перебралось в бабушкину трехкомнатную квартиру, а сдавать начали оставленную двушку.

Брат работает в мебельном магазине сборщиком мебели. Таня устроилась на работу продавцом. Мама вышла на пенсию, не работает, присматривает за внучатами.

Через полгода я вернулась домой. Прожив несколько дней в проходной комнате, я поняла, что долго так не выдержу. Пришлось снять квартиру и переехать.

Мне удалось найти хорошую работу, благодаря отличному диплому и рекомендациям со стажировки. По новой работе приходилось часто уезжать в командировки. Так что с мамой и братом я общалась редко.

И вот в последнюю встречу узнаю новость: двушку продали! Оказывается, у брата  на работе случилась травма спины, теперь физический труд ему не по силам. Про умственный говорить не приходится. А Танечка снова в положении! Так что продажа двушки была последним выходом.

Все это было понятно. Но ведь в этой двушке была и моя доля! Максимально тактично я сказала маме об этом.В моих планах на ипотеку некоторая сумма не повредила бы. Но мама, не глядя мне в глаза, ответила, что мне не стоит рассчитывать ни на какие деньги.

И вишенкой на торте оказалось, что и бабушкину трешку мама переписала на брата. «У них семья, дети! Умру я, они же ни с чем останутся» − оправдывалась передо мной мама.

Я не верила своим ушам. А я?! Я с чем останусь? Мамин ответ ошеломил меня: «Ты умная, справишься».

Вот так получилось, что за свой ум, за отличную учебу, за прилежную работу в собственной семье меня вычеркнули, обобрали и лишили всего, на что я имела законное право. А брат, проживший свое детство и молодость без усердных трудов, на маминой и моей шее, получил и деньги от двушки, и трешку в подарок неизвестно за что. За то, что детей делал?

В итоге – кто из нас умнее по жизни? Ничего не делая, брат получил все. А я, старавшаяся всю жизнь помогать маме, осталась с пустыми руками. Я умная?!

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.