Маме хочется, чтобы дома было тихо, поэтому она выпроваживает нас сыном за порог. Она, видимо, забыла, что в этой квартире есть и моя доля

истории читателей
584 просмотра

Родная мать сказала, что устала от меня и от внука. Видите ли, маленький ребёнок слишком часто плачет, а я бужу её по утрам своими сборами на работу. Мама подчеркнула, что в её возрасте нервничать – вредно, поэтому мы с Лёшей должны съехать и оставить её в покое.

Интересный получается расклад, ведь, по документам, половина этой квартиры – моя. Мы с матерью и моим трёхлетним сыном живём в квартире, которая осталась нам в наследство от покойного отца.

Благо, у папы хватило ума сразу обозначить, что половина квартиры принадлежит мне. На момент смерти папы мне было всего 13 лет. Мы с ним были очень дружны, зато мать относилась ко мне, как к вещи.

Зачастую она не обращала внимания на то, как я одеваюсь, что ем и какие оценки получаю. На родительские собрания она принципиально не ходила, да и вообще не разу не спросила о том, как у меня дела в школе.

Такое ощущение, что я ей не родная дочка, а приёмыш какой-то. Правда, бывали у матери и всплески «родительской любви». Правда, выражались они во всевозможных поучениях и хватании за ремень.

Как-то раз она решила «повоспитывать» меня из-за плохих оценок накануне выпускного. Она хотела высечь меня ремнём в 17 лет! Тогда я сильно психанула и ушла из дома.

Сначала я жила у подружки, потом – в общежитии колледжа. Мама даже не пыталась найти меня и вернуть домой. В конце концов, я влюбилась, переехала к своему парню, и через год мы поженились.

В целом мы жили хорошо, без ссор и обид. Но всё изменилось после рождения Лёши. Я набрала больше 20-ти килограммов, и мужа это очень смутило. Он не смог поддержать меня и понять, что после беременности женский организм может сильно измениться.

Мы чуть больше года прожили как соседи, а потом супруг привёл в дом новую «хозяйку». Нам с Лёшенькой пришлось съезжать. Мне ничего не оставалось, как переехать к матери.

Я вернулась в квартиру, где не была почти 10 лет. Не могу сказать, что на лице матери при моём возвращении была радость. Мама причитала и высказывала обиды по поводу того, что я не позвала её на свадьбу и даже не рассказала о рождении внука.

А мне, если честно, вовсе не хотелось оправдываться. Маме было неинтересно, что происходит в моей жизни, пока я была ребёнком. С чего это вдруг её заинтересовала повзрослевшая я?   

Правда, жили мы с матерью по-соседски: у каждой были свои кастрюли-чашки-вилки и продукты. Коммунальные платежи мы тоже делили пополам, хотя мать пробовала настоять на том, что на маленького ребёнка уходит гораздо больше воды, чем на взрослого.

Мы регулярно конфликтовали, но это было некритично. К тому же, другого жилья у меня всё равно нет. Лёша сейчас ходит в садик, а я – на работу. Нам едва хватает денег, чтобы сводить концы с концами.

А недавно мама заявила, что ей надоело жить в постоянной суматохе: "У меня постоянно колет в груди, болит голова. Всё потому, что в моём возрасте человеку нужна тишина. Прости, Катенька, но тебе с Лёшей придётся съехать", - вздыхая, сказала мне мать.

"Вообще-то половина этой квартиры принадлежит мне, так что выгнать нас с Лёшенькой у тебя не получится, - ответила я. – Можешь оббить стену в своей спальне звукоизоляционными материалами".

"Ах, вот, как ты заговорила, негодница? Я тебя с малышом приютила, а ты мне условия ставить будешь? Значит, я продам свою половину!", – выпалила мать. "Давай, продавай!

Интересно, где ты тогда жить будешь? В моей комнате? И вообще, если тебя что-то не устраивает, то сама и съезжай", - выкрикнула я. Сейчас мы с матерью живём на грани военных действий.

Я бы давно съехала, если бы мне было, куда идти. Но ради сына вынуждена терпеть мамины выкрутасы. Хотя сложно сказать, на сколько хватит моей нервной системы.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.