Мать мужа всю жизнь играет роль идеальной жены и матери. При этом она заставляет всех остальных родственников ей «подыгрывать». Но меня не устраивает весь этот «театр»

истории читателей
378 просмотров

Моя свекровь чересчур переживает за то, что окружающие подумают о ней и членах её семьи. Именно поэтому, на публике, она создаёт впечатление того, что у всех родственников идеальные отношения.

На самом же деле, всё совсем по-другому. Я отказалась участвовать в этих театральных постановках и мужа от этого отговорила. Теперь свекровь считает меня врагом номер один.

Я вообще всегда удивлялась тем, кто говорит: «А что люди скажут?». У каждого ведь своя жизнь, зачем думать о других? По сути, всем всё равно, как кто живёт и чем занимается.

Но довести эту информацию до моей свекрови невозможно. Ирина Степановна считает, что на людях все члены её семьи должны быть милыми, доброжелательными и тепло относиться друг к другу.

Но на деле сама свекровь давно живёт с мужем в разных комнатах, мой муж Костя не разговаривает с родным братом, а их сестра забеременела от первого встречного.

Такое ощущение, что родственники мужа живут в каком-то комедийном сериале. Вот только мне не хочется в нём участвовать и веселить окружающих. Когда мы с Костей встречались, меня удивляло, что он не знакомит меня со своей семьёй.

Поначалу я даже подумала, что парень несерьёзно ко мне относится. Однако спустя три года после знакомства любимый всё-таки сделал мне предложение, и мысли о знакомстве с его семьёй перестали меня беспокоить.

С будущей свекровью я впервые встретилась всего за пару недель до свадьбы. Я сразу поняла, что Ирина Степановна – женщина властная и бескомпромиссная, при этом ещё и бестактная.

Она прямо в лицо мне высказала своё негативное мнение по поводу моего внешнего вида, макияжа и обуви, а при прощании заявила, что рассчитывала на хорошую невестку, а не на меня.

Костя всю дорогу оправдывался и извинялся за поведение матери, а я, наконец, поняла, почему он не хотел знакомить меня с родными. "Костя, теперь мне страшно. Что же будет на свадьбе?", – спросила я у будущего мужа.

"Не волнуйся, на людях мама ведёт себя совершенно иначе", - ответил Костя. Тогда я ещё не понимала, что имел в виду мой любимый. Но торжество, правда, прошло идеально.

Ирина Степановна всем и каждому меня нахваливала, говорила, что о такой невестке можно только мечтать. У меня, кажется, челюсть опустилась на пол, когда мать моего мужа пустила слезу во время тоста в мою честь.

При этом она меня обнимала, целовала и называла «второй доченькой». На следующий день я спросила у Кости, что всё это значит. Он ответил, что его мать всегда была двуличной.

Дома она – жёсткая стерва, а на публике – идеальная, с любимым мужем и лучшими детьми на свете. Дело в том, что у свёкра и свекрови совместный бизнес – сеть магазинов одежды.

Они нередко выступают спонсорами всевозможных благотворительных акций и вхожи в ряды политической элиты. Но за это нужно платить, и не всегда деньгами. В таких делах репутация гораздо важнее средств на банковских счетах.

Именно поэтому Ирина Петровна не распространяется о том, что нехотя живёт в одном доме со своим супругом. Их с Игорем Ивановичем даже соседями трудно назвать, скорее – бизнес-партнёрами.

Дети также друг с другом не общаются. Мой Костя ещё в юности поссорился с младшим братом Мишей, который без спроса взял отцовскую машину. Миша разбил авто, а потом обвинил во всём Костю.

Даже спустя 8 лет деверь не удосужился извиниться перед родным братом. У Миши и Кости также есть сестра Оля – любительница клубов и тусовок. Однажды она пришла домой изрядно навеселе, впрочем, как и всегда.

Но в этом раз золовка вернулась с «сюрпризом» – спустя девять месяцев она родила сына Никиту. Естественно, установить личность отца Никиты не удалось. Оля в одиночку растит ребёнка, а её родители всем рассказывают об её «муже-бизнесмене, который занимается нефтяным бизнесом на севере страны».

Весь это фарс очень действует мне на нервы. Мужу он также не по душе. Однажды я не выдержала и спросила у Кости: "Почему вы всё это терпите? Зачем поддерживаете видимость «идеальной семьи»?".

"Мама давно нам сказала, что если очерним её репутацию, то останемся без доли наследства в бизнесе", - ответил мне муж. "И когда назначена делёжка наследства?", – уточнила я.

"Не знаю, после смерти родителей, думаю", – сказал Костя. В ответ я хмыкнула и объяснила мужу, что несмотря на идеальную «актёрскую игру», он может и не получить своей доли наследства.

Свекровь пышет здоровьем и на тот свет, как и на пенсию, не собирается. Зато нервы всем этим фарсом она изрядно всем портит. Костя согласился с моими доводами.

Теперь мы не ходим на официальные рауты, - только на Дни рождения родственников мужа. При этом никаких наигранно счастливых масок мы на себя не примеряем.

Свекрови такой расклад не по нраву. Она уже неоднократно приезжала к нам домой, проклиная и пугая нищетой. Но ничего поделать Ирина Петровна не смогла: и я, и Костя – фрилансеры.

Мы вдвоём снимаем квартиру и уже купили машину, то есть финансово не зависим от его родителей. Если свекрови хочется театральных постановок, - пускай остальных детей к ним приучает. Мы с Костей в них больше не участвуем.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.