Мать перестала со мной разговаривать, когда я отказалсь взять опеку над ребенком с задержкой в развитии

истории читателей
493 просмотра

Недавно всю мою семью поразило страшное событие – смерть моей старшей сестры. Её ребенок с задержками в развитии остался сиротой. Моя мать заставляла меня взять опекунство над сыном сестры на себя, и я отказала ей в этом.

После этого стала врагом народа и самым бесчеловечным существом. У меня на то есть свои причины, жаль только, что маме на них плевать.

В семье нашей было три ребенка. Правда, братик мой умер ещё совсем маленьким, только мы с сестрой были у мамы. Сейчас из младшего поколения осталась я и мой племянник, которому девять лет. Почему-то мать за меня решила, что мне следует брать опеку над мальчиком.

Это в мои планы никак не входило, и именно из-за этого я стала в глазах родителя зверюгой. Я осознавала, какой это выбор и своё решение считаю правильным.

Я была подростком, когда у сестры появился сын. У неё был муж, и всё у них вроде как было замечательно. Ровно до того момента, как началась беременность. Врачи сестру сразу же предупредили о большой неприятности. Согласно анализам, был очень высок риск того, что ребенок родится нездоровым. Ей предложили сделать аборт.

Она и сама об этом задумывалась, её молодой человек был за то, чтобы прервать беременность. Не согласна была только мама. Её убеждения о том, что доктора заблуждаются, окончательно затуманили сознание сестры. И то, что если судьба, то этого не избежать. Всё же роды произошли.

И, конечно же, прогнозы врачей насчет ребенка оправдались. Он оказался инвалидом с кучей пороков. Взрослея, многие из его болезней только прогрессировали, и среди таковых было ДЦП и множество других.

После этого сестра с мужем развелась по его инициативе. Он ушел сразу, как понял, что ребенку не быть обыкновенным и развитие его будет идти с отставанием. Разведясь, сестра вернулась с племянником обратно к нам в дом.

 С тех пор происходила вереница постоянных посещений врачей, гадалок, массажистов и других специалистов. Они все прямо говорили о том, что мальчика не избавить от болезней, можно только скорректировать его состояние. И долго такие болезненные дети не живут.

 Атмосфера в доме была, мягко говоря, не самая уютная и комфортная. Медикаментозная вонь на постоянной основе, крики, шум. Было сложно найти себе тихое место, в котором тебе бы никто не мешал.  Да ещё из-за того, что уход за инвалидом очень тяжелый, вся домашняя работа легла на мои плечи. Готовка, стирка, глажка, уборка. Маме же как будто было всё равно на все и вся кроме ребенка сестры.

Откуда-то моей сестре позже стало известно, что можно провести операцию сыну за границей. Естественно за баснословные цены. Однако для мамы и это оказалось не помехой. Наша трехкомнатная квартира пошла под продажу, и на оставшиеся после операции деньги была куплена однокомнатная. Я переехала жить к бабушке. Тогда я была всего лишь 16-летним подростком, и больше в родительский дом не возвращалась.

Я не заканчивала школу, а пошла учиться после девятого класса в колледж. Оплачивать основные расходы мне помогала бабуля, от мамы были слышны только упреки и замечания. Потому что они с сестрой не работали и жили на мамины пенсионные выплаты.

Бабушка очень осуждала маму за то, что она продала квартиру, лишив меня наследства.

Для бабушки был возмутительным тот факт, что мать жертвовала всем ради ребенка сестры.

- Да врачи ж говорили, что всё без толку, может, лучше о своей дочке подумаешь? С чем ты её оставишь? Ты вот уже насоветовала одной, вон как ей тяжело теперь! Что же не оставишь эти глупые фантазии, младшая твоя уже при матери сирота! – негодовала она.

Вскоре и оформила квартиру на меня, так как по её мнению это было справедливо. Таким образом, как бабушка говорила – она делала это честно по отношению ко мне. Моей старшей сестре от мамы досталось «наследство».

- Нечего им доверять, они в любой момент готовы на улице тебя оставить, а я такого уж точно не допущу.

Будучи относительно невзрослой, я не осознавала всей ценности такого поступка. Да и поздно уже осознавать, бабушки не стало буквально пару недель назад, и я даже поблагодарить её не смогу.

За таким сильным ударом последовал ещё один.  Известие о смерти моей сестры стало для меня просто шоком. Конечно же, теперь шла речь об участи моего племяшки.

- Я уже не тяну в силу возраста на опекуна, бери это дело ты. Вот как раз квартира есть, условия имеются, выдели ему место.

И это не было просьбой, мне сразу же выдвигались условия, ведь мамой было это уже решено. Она никак не ожидала слышать, что я не собираюсь этим заниматься. Я не обязывалась брать на себя такую ответственность в двадцать-то лет. Да и в принципе не обязывалась.

Ему куда лучше помогут специалисты и отдельные заведения, созданные именно для таких целей. За ним там будут смотреть, давать лекарства, ухаживать. Как же очевидно, что я не потяну такое серьезное дело. Это очень тяжелая порука. Из-за нескончаемых маминых желаний страдала моя сестра всю жизнь, а теперь и я что ли должна забыть о своей?

Я высказала ей это, и она меня обматерила, на чем свет стоит. Таких проклятий и от врага не услышишь. Это и есть её показатель отношения ко мне. Зато внук, который в практически вегетативном состоянии, для неё затмевает родную дочь, у которой по идее вся жизнь впереди. Я не хочу верить в то, что это происходит на самом деле.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.