Мать сделала всё, чтобы я от неё съехала с младенцем на руках, а теперь ждёт от меня материальной поддержки

истории читателей
455 просмотров

Моя мама - сумасшедшая женщина. Ещё в детстве я подозревала, что она не в себе, а с годами это мнение подтвердилось. Сколько себя помню, настоящей семьи у меня никогда не было.

Да, я жила и с матерью, и с отцом, вот только им до меня не было никакого дела. Родители даже делами друг друга не интересовались, а моими успехами в школе - и подавно. Хорошо, что в нашей квартире было три жилых комнаты, - каждый мог устраивать свою жизнь как хочет.

Отец у меня был тихий и спокойный, "ботаник", по нынешним меркам. Зато мать - настоящая хулиганка, которая регулярно кричит, бьёт посуду и курит в форточку или прямо посреди комнаты.

Какое-то время я пыталась навести в квартире порядок, вымывая полы и сантехнику, но все мои усилия мать умножала на ноль. Особенно тяжко мне стало после смерти отца.

Мне тогда было 14 лет. Мама, чтобы немного заработать, стала сдавать папину комнату в аренду. Кого только не было у нас в доме: и дальнобойщиков, и наркоманов, и строителей из других стран.

Матери было вообще всё равно, кто живёт у неё за стенкой. Зато я каждый раз с содроганием шла в ванную, боясь пересечься с кем-то из сожителей.  В конце концов моё терпение лопнуло.

После девятого класса я поступила в техникум и переехала в общежитие. Девчонки-однокурсницы помогли мне найти подработку: я раздавала листовки и мыла полы в кафешках. А потом поступила в вуз. И всё это - в одиночку, без чьей-либо поддержки и опоры.

После университета я встретила Славу. Это была любовь всей моей жизни. Вернее, я тогда так подумала. Целый год я ходила счастливая, а потом узнала, что беременна.

Мне казалось, что эта новость должна обрадовать моего парня. Он и вправду сделал вид, что рад, а на следующий день прислал смс-ку о том, что наша встреча была ошибкой, и он уезжает в другой город.

Делать аборт я не стала, но сама не представляла, каким образом смогу содержать и себя, и ребёнка. Я собрала остатки гордости в кулак и позвонила матери. Она, на удивление, спокойно меня выслушала, а потом предложила приехать. И ещё я впервые услышала от мамы:

"Не переживай, доченька, мы справимся, ведь мы - родные люди". Поле таких слов моё сердце растаяло. Я решила, что мать что-то осознала в своей жизни и теперь всё будет иначе. Но, к сожалению, я ошибалась.

Практически всю свою беременность я отдраивала мамину квартиру, понимая, что теперь здесь будет жить младенец. Мама же продолжала сдавать в аренду папину комнату всем, кому не попадя. Долго у нас, правда, никто не задерживался. Даже отрезвевшие алкоголики понимали, что ремонт у нас не ахти, и быстро съезжали.

Когда же я родила, всех жильцов, включая мою маму, раздражал плачь моей дочери. Мне регулярно тарабанили в двери и просили заткнуть ребёнка. Я чувствовала себя абсолютно беспомощной и беззвучно рыдала, прижимая малышку к груди.

Правда, бывали в моей жизни и светлые дни, когда мы с матерью говорили по душам, а в квартире не было посторонних людей. Но это - скорее исключение, чем правило. В конце концов, мать заселила к нам очередную компанию неадекватных парней, несмотря на все мои слёзы и мольбы выпроводить их за дверь.

"Заткнись! - рыкнула на меня мать. - Я здесь - хозяйка и сама буду, решать, кто здесь будет жить. А если тебе что-то не по душе, собирай свои вещи и выматывайся вместе со своим выводком!".

На следующий же день я и правда, собрала вещи и ушла вместе с малышкой к друзьям. Не знаю, что меня больше подтолкнуло к этому шагу, мамины слова или то, что прямо у нас на кухне произошла драка с летальным исходом.

Ребята, которым мать сдала комнату, напились и что-то между собой не поделили. В итоге, один из них достал нож и быстро решил вопрос в свою пользу. Так страшно, как в ту ночь, мне не было никогда. 

С тех пор я неоднократно переезжала с дочерью. Благо, помогали друзья и знакомые. Мы жили и в отдельных комнатах в чужих квартирах, и в общежитии. В конце концов, я наскребла на первоначальный взнос и взяла собственную однушку в ипотеку.

Дочка пошла в садик, а я смогла устроиться на вторую работу, чтобы хоть как-то держаться на плаву. Жизнь начал играть яркими красками, как вдруг зазвонил телефон. В трубке я услышала мамин голос. Она чуть ли не проклинала меня, обещая подать в суд.

"Что, взяла от меня всё, что было, а теперь к старухе-матери и носа не показываешь? Тварь ты неблагодарная!", - выкрикнула мне мать. От такой наглости я, если честно, опешила.

Дело в том, что все те годы, пока я не жила с матерью, именно я оплачивала коммунальные услуги за её квартиру. Всё потому, что я была там прописана, а выписаться без маминого присутствия не могла.

В итоге, приставы снимали суммы задолженностей даже без моего согласи. Вот, и получалось, что у меня есть жилплощадь, которой я не пользуюсь, но за которую обязана платить. 

Теперь же мне звонит мать, по воле которой я ушла из квартиры с маленьким ребёнком на руках. И она же доказывает мне, что сделала всё для моей счастливой и сытой жизни. По словам матери, она - чуть ли не святая, а я - сродни блудному попугаю, для которого создали все условия, а он их не оценил.

Когда я напомнила матери о случае с поножовщиной у нас в квартире, она сказала, что ничего такого не помнит. Более того, она даже не помнит, какие проклятья бросала мне вслед, когда я уходила из её квартиры.

Зато о том, что дети должны досматривать и содержать своих родителей, мама знает. Она даже пригрозила мне судом и алиментами, если я не буду помогать ей деньгами. А у меня на руках маленький ребёнок и квартира в ипотеке. Чем я ей помогу? Да и не хотелось бы возвращать эту женщину в свою жизнь. Я уже и так немало от неё натерпелась. 

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.