Моя мать не хотела все детство помогать с внуком, а теперь обижается, что он бабушку не знает

истории читателей
326 просмотров

Не далее, как вчера моя мать меня обвинила в том, что не по-людски я сына взращиваю. Мать супруга в нашем доме - гостья желанная, тогда как к моей матери внук даже поздороваться не подойдет. Глубоко оскорбившись моей ответной реакцией, она открыто объявила нам с мужем бойкот.

Узами брака я скрепила себя еще в 18-летнем возрасте. Замуж я вышла отнюдь не потому, что забеременела, а потому, что искренне от всего сердца полюбила свою вторую половинку. Столь скорая помолвка совершенно не радовала близких, но мою мать данное решение, принятое вопреки ее родительской воли, тяготило в особенности.

Прямо и без лишних прикрас она заявила, что в вопросе воспитания внуков она на полном серьезе умывает руки. Мол, ей еще работать и работать до звания почетных пенсионерки и бабушки.

Что же до нас с мужем, на повестке ближайших двух лет для нас стоял вопрос о приобретении небольшой, но собственной квартиры, так что какие уж тут дети! Свекр со свекровью любезно пожаловали нам квартиру своих родителей, однако, в виду отсутствия там пригодных условий для проживания, мы были вынуждены искать другие варианты.

Финансовых средств на приведение квартиры в божеский вид ни у нас, ни у родителей мужа не нашлось, однако они с готовностью открыли для нас двери своего дома ровно настолько, сколько понадобилось бы нам с супругом для решения квартирного вопроса. Вопреки моим опасениям об ухудшении отношений с свекровью, предложение мы с мужем все-таки приняли.

Надо сказать, что решение данного вопроса было делом небыстрым, процесс значительно замедляло мое обучение в университете, которое влекло за собой мою неспособность устроиться куда-либо на полный рабочий день в пику возможностям моего супруга.

Из отчего дома насильно нас никто не прогонял, вопреки тому, что пару раз мы с матерью мужа все ж таки повздорили. Однако, как говорится, стерпится-слюбится. И вот тогда-то, наперекор судьбе и обстоятельствам, я неожиданно для всех, включая саму себя, понесла.

Ни о каком аборте и речи не шло, все единогласно высказались против, даже моя мать, впрочем, не изменившая своей позиции. Удивительно, что с ремонтом квартиры она все ж таки финансово, но помогла.

Наш переезд по окончании успешного ремонта состоялся непосредственно за пару недель до предполагаемой даты родов. Наши планы по расстановке вещей прервали неожиданно начавшиеся схватки, после которых случился самый что ни на есть естественный биологический процесс.

Забирать нас с сыном из роддома приехали всей семьей. Мельком взглянув на новорожденного, мать справилась о состоянии моего здоровья и после поспешила сразу же удалиться со сцены.

В течение трех месяцев с момента родов виделись мы с матерью от силы раз пять исключительно по видеосвязи. Родительской поддержки она не оказывала, а я, собственно, от нее таковой и не ожидала.

Передышки на редкий отдых и хозяйственно-бытовые дела, в основном, мне давала свекровь, навещая нас практически каждодневно, успевая при этом еще и у себя на работе отметиться.

Любую просьбу, адресованную моей матери касательно внука, из раза в раз встречал неизменный отказ. Для последнего у нее всегда находились неотложные дела наряду с вескими причинами. Выслушав парочку подобных, я решила, что справлюсь своими силами.

Изредка, мать могла заглянуть к нам на чай с тортом, бросить пару фраз за столом, подмигнуть нашему сыну и поспешно ретироваться.

Недостаток внимания и отсутствие хоть какой-нибудь маломальской заинтересованности внуком она компенсировала игрушками и деньгами, за что я ей, разумеется, крайне признательна, однако ни о какой родственной связи здесь речи не шло.

На днях мы всей семьей праздновали именины. Виновником торжества выступал наш сын. На празднестве, помимо нас с супругом, присутствовали свекр со свекровью, крестные сына и, конечно же, моя мать. Торжество могло бы состояться на славу, однако было омрачено материнском заявлением о том, что я ращу сына, руководствуясь исключительно нездоровыми принципами.

Своим метким заявлением о том, что о наличии еще одной бабушки сын, кажется, даже и не подозревает, она попала не в бровь, а в глаз.

Мой ответ, содержащий в себе предположение о том, что, уделяй она внуку больше времени, то, быть может, ситуация была бы иной, по вкусу ей совсем не пришелся.

По всей видимости, мои слова глубоко уязвили ее материнское самолюбие, и она приняла решение прекратить со мной всяческие контакты. Правда глаза колет – это, безусловно, про нее. Хотела бы я, чтобы все было иначе, да и возможности для этого есть – было бы, как говорится, желание.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.