Моя супруга хочет устроить сына в частную школу. Но я – категорически против. Там моего сына жизни не научат

истории читателей
588 просмотров

Боюсь, что мы с Мариной оказались на грани развода. Все двенадцать лет брака мы с женой умели обо всём договариваться, а тут споткнулись о банальный вопрос: «В какой школе лучше учиться нашему сыну?».

Не знаю, то ли я был слеп, то ли уставал от завалов на работе, но я упустил из виду своего единственного сына. Да, я несколько лет подряд развивал свой бизнес и практически сутками пропадал в офисе, забросив свои отцовские обязанности.

За это время многочисленные бабушки, тёти и, конечно же, мама, сделали из Алексея беспомощного Алёшу из мультфильма про богатырей. Да, они отсекали все мои инициативы фразами: «Уйди», «Не мешай», «Мы лучше знаем, как правильно».

Но окончательно превратить своего мальчика в размазню я не позволю. Сейчас я могу себе позволить проводить больше времени с семьёй, так как на работе у меня есть заместители, которые прекрасно справляются со своими обязанностями. Хорошо, что Алёша не успел ещё совсем повзрослеть.

В этом году мой сын пошёл в пятый класс. Новые преподаватели, новые предметы, новый классный руководитель… Судя по табелю, Алексей стал стремительно скатываться вниз.

Когда же я спросил у жены, в чём дело, она стала объяснять, что наш сын не успевает усваивать весь материал, ему очень тяжело, бедняжечке. После её слов у меня сложилось впечатление, что у нашего сына задержка в развитии, не видимая ни глазу родителя, ни специалиста.

Я обратил внимание на то, как сын делает уроки. Марина чуть ли не разжёвывает ему и русский, и математику, и биологию, а затем ещё и помогает писать домашнюю работу.

Ну, как «помогает», зачастую она сама ищет и набирает за него проекты. А потом жена удивляется, что у Алёши рядом с пятёркой за домашний реферат стоит двойка за контрольную работу.     

Меня такое положение дел неприятно поразило. Ещё больше я удивился, когда сходил на родительское собрание. Оказалось, что Лёша всегда невнятно отвечает на уроках, из-за чего учителя занижают ему оценки, так как просто не могут расслышать того, что он им говорит.

Я и раньше говорил Марине о том, что гласные сын просто глотает. Но жена утверждала, что не стоит делать замечания, чтобы не развить в мальчике комплексы. Ещё я узнал, что друзей у моего сына в классе нет, так как он, в случае чего, плачет, врёт или жалуется матери.

При этом и родители Лёшиных одноклассников, и его учителя прекрасно знакомы с моей супругой. Марина уже всем плешь проела тем, что к нашему сыну все несправедливо относятся и придираются по пустякам.

Во всём и везде Лёша прав, а другие – виноваты. Зато мне сразу стало понятно, почему у моего сына нет друзей в школе. Наверняка родители сказали своим детям не подходить к мальчику, у которого мать - склочная истеричка.

Видимо, по этой причине и учителя нечасто спрашивают Алёшу на уроках. В общем, я многое пропустил и понял, что нельзя сидеть, сложа руки. Вернувшись домой после собрания, я решил сам заняться учёбой сына и его авторитетом в классе.

Правда, поначалу я столкнулся с яростным сопротивлением со стороны жены. Марина перестала кричать и топать ногами только тогда, когда я пригрозил ужать её материальные расходы на салоны красоты.

По её мнению, я мог только навредить нашему сыну. Но больше я слушать женщин в отношении воспитания мальчика не стану. Поначалу я заставил Лёшу самостоятельно решать задачки и писать рефераты.

Первые два вечера закончились слезами и обидами, но потом выяснилось, что наш сын и сам вполне способен справиться с домашним заданием. Кроме того, мы стали вместе читать стихи и различные истории по ролям. Я исправлял сына и подбадривал его, чтобы он читал громче и чётче. Он делал явные успехи.

Уже через неделю мне позвонил классный руководитель Лёши и сказал, что он хорошо подтянулся в учёбе, чему несказанно рады все учителя. Помимо основных предметов, я занялся с сыном физкультурой.

Мы стали бегать по утрам, подтягиваться на турнике, отжиматься и качать пресс. На выходных мы выезжали к озеру и оставались там с ночёвкой в палатке. Мне хочется, чтобы Лёша был красивым и рельефным парнем, который умеет справляться с  мелкими неурядицами, ловить рыбу и разжигать костёр.

До недавнего времени единственным видом спорта, которым занимался Алексей, были бальные танцы. При этом Марина его даже на соревнования не отпускала, боясь, что с  сыном в другом городе произойдёт «что-то страшное».

Я – не ханжа и не считаю танцы чем-то зазорным для мальчика, но парень также должен уметь постоять за себя и выглядеть как мужчина. Так что я записал Лёшу ещё и на карате. Причём мальчишка уже на первых занятиях хорошо себя проявил и теперь с удовольствием ездит на тренировки.

Отношения с одноклассниками у Алексея также наладились. Да, пару раз он приходил домой с синяками. Но сын с улыбкой на лице рассказывал о том, что они что-то не поделили с пацанами, а потом подрались и помирились.

Это – нормальная мужская практика, и я гордился своим сыном. Правда, Марина падала в обморок при виде фингалов на лице у единственного ребёнка и собиралась вызывать и «скорую», и полицию, и директора школы на допрос.

Я с трудом отговорил жену успокоиться и никому не звонить. Но родственникам и подругам она всё-таки пожаловалась на варварские методы моего воспитания. Во дворе Лёша тоже завёл друзей и стал громче и чётче разговаривать.

Честно говоря, спустя несколько месяцев моего вмешательства в воспитание сына у меня как гора с плеч свалилась. Вот, только вскоре меня ждало новое препятствие. Марина предложила перевести Алексея в частную школу.

"Там Лёшеньке будет лучше: и учителя более опытные, и одноклассники из хороших семей", - убеждала меня жена заискивающим тоном. "Ну, уж нет! В тепличные условия мой сын не вернётся!", – категорично ответил я.

Но я наивно полагал, что Марина успокоится и перестанет думать о частной школе. Она буквально продавливает меня доводам о том, почему частная школа гораздо лучше обычной. Я уже буквально на грани развода.

Да, я согласен с тем, что частная школа – это престижно. Но, как по мне, недостаток образования можно восстановить при помощи репетиторов. Переводить ребёнка в другое учебное заведение из-за одной лишь прихоти жены я не собираюсь.

Мой сын должен научиться самостоятельно справляться с жизненными проблемами. В теплице, именуемой частной школой, Алексей не сможет стать независимым и вырастет размазнёй. Я этого уж точно не хочу, поэтому буду отстаивать своё мнение и право сына на самостоятельную и интересную жизнь.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.