Пришлось выгонять из дома собственного сына, чтобы он не обижал свою жену

истории читателей
506 просмотров

Меня никто не понимает. Недавно я выставила за двери вещи своего обнаглевшего сына и осталась жить с невесткой. Родственники считают, что я выжила из ума. Я же о своём решении ничуть не жалею. Горько только осознавать, что не смогла переломить его гнилой стержень раньше.

Дело в том, что мой покойный муж был хорош собой: высокий, широкоплечий брюнет с карими глазами и смуглой кожей. Голос у него был низкий и бархатный. Ну, киноактёр или телеведущий, ни дать ни взять! Вот, только, видя своё отражение в зеркале, он уж слишком им любовался.

Знал, что хорошо собой и всю жизнь пользовался своей внешностью. Все подруги умирали от зависти, а мне было стыдно им признаться, что любимый изменяет мне направо и налево. Моя свекровь говорила, что от хороших жён мужчины к другим не уходят. Мама же советовала мне терпеть. И я молча терпела, плача по ночам в подушку.

Когда в нашей семье появился ребёнок, долгожданный сын Ванечка, муж немного успокоился. Стал более сдержанным. Я надеялась, что всё закончилось. Но спустя пару лет всё пошло по новому кругу. Пьянки, гулянки, ссоры… Хорошо, хоть до драк не доходило. Мы всегда выясняли отношения при закрытых дверях. Сын не слышал, как мы ругались. Но я бы никогда не подумала, что и мой ребёнок вырастет таким же, ка отец.

Муж прожил яркую, но недолгую жизнь. Сначала стали отказывать почки, потом – сердце. Не прошло и полугода, как я стала вдовой. Сын тогда ещё в школу ходил. Я растила его одна. Он сохранил хорошие воспоминания об отце, считал его своим героем. О том, каким, на самом деле, был мой муж я не рассказывала.

Шло время. Ваня рос и становился всё больше похож на папу. Он стал таким же чернобровым, кудрявым и статным. Девчонки прямо падали к его ногам. Когда он поступил в институт, то каждую неделю приводил домой новую «фотомодель». Я пыталась образумить отпрыска, но он только рукой махнул. Он знал, что красив, и гордился этим.

Как же я удивилась, когда однажды Ваня привёл домой худенькую скромную Иру. Он признался, что девушка ждёт от него ребёнка. Молодые решили пожениться.

Сначала они жили тихо и мирно. С невесткой мне повезло: пока я была на работе, она и убирала, и готовила, и стирала. Ира никогда не жаловалась на то, что она в положении, что ей тяжело. Вот, только сын становился всё больше похожим на тучу. А когда Ира родила девочку, Ваня и вовсе перестал считать свою жену человеком. Он мечтал о сыне, до дочки ему и дела не было.

Начались склоки и скандалы. Пару раз я видела на запястье Иры синяки, но она божилась, что это – случайность.

Сын стал задерживаться на работе допоздна. Он нередко приходил пьяным и негромко, но всё же ругался со своей молодой женой.

Однажды он перешёл грань. Я пришла с работы на час раньше и услышала звон посуды на кухне. Мой сын кричал так, что у меня в ушах зазвенело. Он упрекал Иру в том, что у неё за душой ни кола, ни двора, что она не смогла родить ему сына и вообще стала похожа на бегемотиху.

Но Ваня не просто кричал. Параллельно он доставал из шкафа вещи жены и маленькой дочки, топтался по ним и велел супруге убираться прочь. А Ира, сжимая в руках малышку, содрогалась от рыданий. Она была очень напугана и что-то шептала дочурке на ушко.

Тут уж моё терпение лопнуло. Я подошла к своему чаду и дала Ване затрещину, да такую, что у самой рука ещё пару дней болела. Я фактически вытащила сына из кухни в коридор:

- С какой стати ты себя так ведёшь в моём доме? Ира – твоя жена и мать твоего ребёнка! Она – человек, в конце концов! Ты приходишь каждый вечер пьяный в стельку, а она ждёт тебя, выглядывая в окошко, с вкусным ужином и ласковым словом! Неблагодарный! Убирайся вон, не то полицию вызову! Не умеешь ценить своего счастья – ищи его в других местах!

Не успел мой сын опомниться, как уже стоял в подъезде и с чемоданом в руках.

Я вернулась на кухню, заварила Ире ромашкового чаю, и она рассказала мне обо всех «прелестях» жизни с моим сыночком. Оказывается, изменять ей он начал ещё во время беременности. Ему хватало наглости показывать фотографии своих любовниц и рассказывать о том, как им вместе было хорошо. Ох, как он мне напомнил моего мужа!

Через неделю после скандала сын пришёл за вещами. Он пытался извиниться, но вряд ли осознавал свою вину. Мы с Ирой его не приняли. Уже полгода мы живём втроём: я, Ирочка и Машенька. В доме стало тихо и спокойно. Ну, и пусть родственники меня не понимают. Я уверена, что всё так, как должно быть. Да, я потеряла сына, но зато у меня появилась дочь.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.