Сын решил подать на развод, так как невестка втайне забрала общие деньги и отдала их своей матери

истории читателей
417 просмотров

Мой сын Толя второй месяц как съехал от своей супруги и живёт в родительском доме. Для меня это стало полной неожиданностью. Поначалу я думала, что молодые просто поругались и ждала, что они помирятся.

У всех ведь бывают тяжёлые времена. Но время шло, а Толя всё ещё живёт у нас с мужем и серьёзно настроен разводиться с Катей. Первые недели я не задавала сыну лишних вопросов. Мало ли, что у них с женой произошло.

Но, в конце концов, Толя сам всё рассказал. Выяснилось, что виновата в их с Катей разладе его тёща Ирина Витальевна. «Мама, пожалуйста, не доставай меня, - сказал мне Толя, – Мне и так тошно. Если бы не расточительность Ирины Витальевны, я бы и не думал разводиться. Но моё терпение подошло к концу. Я больше не могу доверять жене и жить с ней под одной крышей».

Надо сказать, что я со свахой близко не знакома. Ну, видела я её пару раз до свадьбы и столько же после. Мы с ней не подруги и не родственницы. Единственное, что я могу сказать о ней, так это то, что Ирина прекрасно выглядит для своих лет: красивая, стройная, с минимумом морщин.

Она и на свадьбе наших детей выглядела скорее, как старшая сестра невесты, а не как её мать. Собственно, чему тут удивляться? Ирина Витальевна на заводе никогда не работала и тяжелее стакана ничего не поднимала.

У неё даже руки очень ухоженные. Я даже подумала, что у неё есть какой-то юный ухажёр (отец Кати давно погиб), поэтому она так старается омолодиться. Сейчас сваха, по её же словам, – «официальный представитель какой-то косметической компании», поэтому должна хорошо выглядеть.

И ей это прекрасно удаётся, в отличие от меня. Себе, любимой, Ирина регулярно уделяет внимание: покупает наряды, крема и ходит в спортзал. Вот, только оказалось, что она заботится о себе не за счёт какого-то спонсора, а благодаря заработку своей дочери и моего сына. Жаль, что я узнала об этом только сейчас.

Катя с Толей прожили вместе почти шесть лет. Мы регулярно приезжали к ним в гости, да и они по праздникам нас с мужем не забывали. В доме у них всегда вкусно пахло выпечкой, везде порядок и уют.

Было видно, что ребята друг друга любят и заботятся о своём семейном счастье. Единственное, чего мне не доставало у них дома, так это детского смеха. Но ведь это – дело наживное. Мне не хотелось лишний раз травмировать молодых глупыми вопросами.

За всё время брака Катя с Толей всего один раз съездили в отпуск, и то - сразу после свадьбы. Для меня это было удивительно, так как они оба неплохо зарабатывали, и я не слышала, чтобы они копили на что-то деньги.

Жильё Катя с Толей не снимают, так как сыну в наследство досталась квартира от бабушки. Мебель и технику мы с мужем подарили им на свадьбу. Я уж было подумала, что молодёжь копит на ЭКО, ведь за столько лет на внуков не было и намёка.

Теперь же сын признался, что все их с женой сбережения уходили на прихоти неугомонной тёщи, поэтому ни о каком отпуске или рождении ребёнка не могло быть и речи.  

Ирина Витальевна регулярно тратилась на баснословно дорогие крема, итальянские колготки и прочие вещи, от которых можно было бы отказаться или найти им более дешёвый аналог.

Мизерного дохода свахи на оплату всех излишеств не хватало. В результате, она шла в банк за кредитом. Когда там ей перестали выдавать деньги из-за просроченных платежей, Ирина обратилась за микрозаймом, а затем – за ещё одним.

Получился замкнутый круг: деньгами по новому кредиту сваха закрывала предыдущий. Когда Ирину одолевали коллекторы, она звонила дочери, и та оплачивала все долги из собственного кармана. Толя узнал о том, что дочь спонсирует свою мать и поставил Кате условие: она выделяет Ирине Витальевне не более 7-ми тысяч в месяц.

«Твоя мама – взрослая женщина, пора бы ей начать считать, сколько она получает и сколько может потратить», - сказал сын своей жене. Катя согласилась, ну, или сделала вид, что поддержала решение мужа.

Спустя полгода у Ирины за долги опечатали квартиру. По словам Толи, все эти месяцы молодые жили лучше, чем прежде, и даже начали откладывать деньги на покупку долгожданной машины.

Но тут Кате позвонила мама и в очередной раз стала жаловаться на жизнь. Невестка не выдержала и втайне от супруга отдала всю заначку Ирине. Вскоре пропажа открылась. После этого поступка Толя не выдержал и ушёл от жены.

«Мама, я не могу больше жить с Катей. Я люблю жену, но больше ей не верю. Как я могу на неё положиться, если она врёт, глядя мне в глаза? Разве можно с таким человеком воспитывать детей?», – чуть не плача сказал мне сын.

Теперь мне ежедневно названивает невестка. Катя убеждает меня в том, что её мама обязательно вернёт одолженную сумму денег. Она божится, что в последний раз помогла матери и больше не совершит подобной ошибки, так ей дорог Толя.

Но я не собираюсь успокаивать сына и уговаривать его вернуться к жене. Если Катя столько лет выносила деньги из дома, не посоветовавшись с мужем, то должна была понимать и возможные последствия своих действий.

Конечно, во всём виновата сваха, но ведь и невестка поступила не лучше. Да, мне бы хотелось, чтобы Толя с Катей помирились, но инициатором их примирения я не стану. Пускай сами разбираются.  

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.