У меня, наконец-то, появилась личная жизнь, а дочь считает, что я умом тронулась, и запретила общаться с внучкой

истории читателей
466 просмотров

Вот, пишу сейчас, и руки трусятся. Разве можно родную мать до такого состояния довести? Я всю жизнь положила на то, чтобы вырастить и поднять дочь, а теперь помогаю с внучкой. Вот, только родные, кажется, забыли, что у меня могут быть личные дела, не связанные с ними.

Я вышла замуж в 21 год. Серёжа был тихим, спокойным, работящим парнем. Однажды ему предложили заработать – поехать на две недели в рейс с одним водителем-дальнобойщиком.

Я до сих пор не знаю, что произошло. Вот, только живым мой Серёжа из той поездки не вернулся. Я осталась одна с двухлетней дочкой на руках. Родители мужа давно умерли, а мои мать с отцом жили в другом городе.

Я была в растерянности, как содержать и себя, и ребёнка. Хорошо ещё, что нам с Машей в наследство осталась Серёжина квартира. На съёмное жильё я уж точно бы не наскребла.

Первое время я пробовала работать на дому репетитором, так как по образованию я – педагог. Но заниматься в квартире, где частенько хнычет или скачет маленький ребёнок, довольно проблематично. Но выйти на работу из-за Маши я не могла. Как оставишь двухлетнего малыша одного на полдня?

Однажды ко мне в гости приехала моя мама и забрала Машу к себе. Почти два года моя дочь прожила с бабушкой и дедушкой, а я почти круглосуточно работала. Теперь я и преподавала в школе, и давала уроки на дому.

По выходным я, конечно же, ездила к дочке. Каждый раз моё сердце разрывалось на куски из-за расставания с единственным ребёнком. Потом подошла Машина очередь в садик.

Я переживала, что засяду с ней дома на постоянных больничных. К счастью, у Маши оказался крепкий иммунитет. Она болела гораздо реже других детей. Надобность в помощи бабушки отпала.

Мы остались с дочкой вдвоём. Затем была школа и университет. Я из кожи вон лезла, чтобы купить дочери лучшие туфли, юбку и блузку. Крайне редко я работала только на одной должности, обычно я бежала сразу на три места работы.

Когда же дочь окончила вуз и сама вышла на работу, я одновременно испытала и облегчение, и шок. С одной стороны, я, наконец-то, могла отдохнуть. С другой, - я не знала, чем себя занять и чувствовала себя ненужной.

Необходимости работать в нескольких местах уже не было. Впрочем, моё здоровье бы не позволило это сделать. Родителей моих я успела похоронить, а завести подруг так и не смогла. Мой досуг скрашивала только кошка. 

Дочка приезжала ко мне по выходным, но не могла же она целыми днями развлекать скучающую мать. А мне тогда было очень одиноко. Всё изменилось с рождением внучки Киры.

Я поселилась в доме у Маши и её мужа Славы за несколько месяцев до появления малышки на свет. Дочка регулярно просила меня то съездить за продуктами, то постирать, то купить сумку в роддом.

В общем, я была там на хозяйстве и даже получала за это небольшую зарплату. Потом дочка вышла на работу, и все заботы о малышке были полностью на мне. Но я не жаловалась, а, наоборот, радовалась этому. Я снова почувствовала себя важной и нужной.

В этом году внучка пошла в школу. Я стала забирать её к себе после занятий. Мы вместе обедали и делали уроки, а потом шли на кружок рисования или на прогулку в парк.

Там мы и познакомились с Петром. Он тоже гулял с внучкой и частенько ждал её на скамеечке. Мы разговорились. Оказалось, что Пётр, как и я, рано овдовел и вырастил в одиночку дочь. Теперь же он помогал ей сидеть с внучкой.

К моменту знакомства с Петром я, честно говоря, уже поставила на себе крест. Я давно не ходила на свидания. Поначалу у меня была совсем маленькая дочь, а потом много работы.

Когда мне было на свиданки бегать? После рождения внучки я стала гордо именоваться «бабушкой», а разве у бабушек бывают ухажёры? Но, как оказалось, бывают. Пётр напомнил мне, что я – женщина.

Хотя, когда Петя впервые написал мне письмо с предложением встретиться без внуков, я очень удивилась. Рядом с этим мужчиной началась новая жизнь. Мы стали ходить в кинотеатр и театр, ездили на всевозможные музыкальные фестивали и выставки.

Я поняла, что начинаю жить с чистого листа. Жаль, что моя единственная дочь восприняла новый этап в моей жизни в штыки. Всё началось с того, что Маша позвонила мне утром в субботу и безапелляционно заявила:

"Сейчас мы приедем к тебе с Кирюшей. Побудешь с ней на выходных?". "Извини, Машенька, но у меня другие планы. Я уехала за город и не смогу забрать Киру. В следующий раз, предупреждай, пожалуйста, заранее, - и мы что-нибудь придумаем", - ответила я.

Дочь в ответ лишь недовольно хмыкнула и отключилась. В понедельник рано утром мы с Петром вернулись в город. После поездки мне казалось, что у меня выросли крылья за спиной.

Я была спокойна и счастлива, даже внучка сказала, что у меня глаза прямо светятся. После занятий я, как обычно, забрала Киру к себе. Вся неделя прошла спокойно, а в пятницу вечером мне позвонила Маша:

"Нас со Славой друзья позвали в гости. Можно я Киру к тебе привезу?" "Машенька, мы же с тобой договорились, что ты ЗАРАНЕЕ предупреждаешь меня о своих планах. К сожалению, на этих выходных я не смогу побыть с Кирой. Я уезжаю", - ответила я.

"Ты опять потащишься за своим Петром? Он тебе уже голову задурил!", – начала истерику Маша. "Дочка, что ты такое говоришь?", – спросила я на повышенных тонах.

"А то, что ты со своей любовью совсем про внучку забыла. Ещё недавно ты говорила, что ни о какой личной жизни и не мечтаешь, а теперь что изменилось?", – продолжала кричать Маша.

"Всё изменилось. Я снова чувствую себя живой и счастливой. Мне казалось, что ты сможешь меня понять, как женщина", - ответила я на выпад дочери. "А как же должна тебя понять внучка? Или она должна принять то, что ты променяла её на какого-то неизвестного дедугана?", – не унималась дочь.

"Маша, ты не права! Я, как и прежде, большую часть времени провожу с Кирой. Извинись, пожалуйста, за свои слова – и мы всё забудем", - сказала я дочери. "То есть я ещё и извиниться должна?!

Мама, тебе точно последствия долгого отсутствия мужчины в голову ударили. Ещё вчера могилку на кладбище бронировать собиралась, а уже сегодня заявление в ЗАГС понесёшь? Нет уж, с тобой я Киру больше не оставлю. Сначала наведи порядок у себя в голове, а потом общайся с ребёнком", - заявила Маша и бросила трубку.

После такого разговора я в голос разрыдалась и никак не могла остановиться. Мне было больно и обидно до глубины души. Я ведь всё сделала для того, чтобы мои дочь и внучка были счастливыми и ни в чём не нуждались.

Неужели теперь, когда настал черёд МОЕГО счастья, они так просто от меня откажутся? Надеюсь, что Маша со временем успокоится и сама мне перезвонит. Я ведь не представляю своей жизни без неё и Киры.

 

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.