Я работаю на удалёнке. Но муж считает, что я на работе должна успевать заниматься и домашними делами

истории читателей
565 просмотров

Полгода назад я из офиса перешла на удалёнку, чему была несказанно рада. Мне уже давно поперёк горла стали маршрутки, ранние подъёмы и необходимость регулярно менять гардероб, чтобы сотрудницы не обсуждали меня на обеде.

Могу сказать, что за такое короткое время я уже вполне ощутила на себе экономию средств, благодаря удалённому режиму. Да и работать в любимом мягком кресле и уютном свитере мне нравится гораздо больше, чем в строгом костюме на виду у всех в open space.

Вот только у удалёнки проявились неожиданные минусы. Мой супруг никак не поймёт, что работа из дома – это всё та же работа, просто, вне офиса. По его мнению, за восемь часов я должна успеть и приготовить обед, и поубирать, и свои должностные обязанности выполнить.

А ему помогать мне не пристало, так как он из офиса домой добирается. Как объяснить мужу, что он не прав, - ума не приложу. Первые месяцы, когда я перестала ездить в офис, каждое утро для меня было праздником.

Я вставала не в семь утра, а в восемь. Мне не было необходимости наносить тонну макияжа и делать причёску, ведь меня всё равно никто не видит. Да и толкание в маршрутных такси в час-пик обходило меня стороной. Красота!

А ещё появился жирный плюс в том, что даже засиживаться на работе допоздна, когда горят сроки, было не страшно, - я ведь дома нахожусь. Но чем больше я радовалась удалённому режиму работу, тем рассерженнее становился мой муж.

Раньше мы с Мишей возвращались с работы примерно в одно и то же время. С самого начала нашей семейной жизни мы договорились о том, что будем делить домашние обязанности поровну.

То есть, если я приготовила ужин, - муж поет посуду. Если я постирала, - он вынес мусор и так далее. Но в последнее время на все мои просьбы помочь по дому муж соглашается как-то нехотя и что-то бурчит себе под нос.

Поначалу я думала, что у него просто плохое настроение или проблемы на работе, но оказалось, что он злится на меня. Однажды Миша приехал домой, когда я заканчивала работу над проектом.

Заказчики несколько раз меняли концепцию, и, в результате, работа заняла больше времени, чем обычно. Я просидела за компьютером с девяти утра до шести вечера, практически не вставая.

Естественно, что ни убрать, ни приготовить я ничего не успела. Зато вечером ко мне сразу вломился муж  претензиями, пока я разговаривала по видеосвязи с клиентом.

Я вытолкала супруга за дверь, сказав, что поговорю с ним позже. Через час, когда я всё закончила и вошла на кухню, за столом сидел злой муж и доедал жареную картошку.

- А почему ты мне ужин не оставил? Я тоже голодная, между прочим, - сказала я.

- Вообще-то это я должен у тебя спрашивать, почему ужин не готов? – обиженно ответил Миша.

- Ты забыл, что я тоже нахожусь на работе. Сегодня мы доделывали большой заказ, и я не могла оторваться ни на минуту. Я даже не обедала сегодня из-за этого, - сказала я мужу.

- Захотела бы – оторвалась. Ты всё-таки дома находишься, а не в офисе работаешь, - буркнул супруг.

- Так работа дома ничем от офисной не отличается! В том числе, и зарплатой, - ответила я. – Или, по-твоему, если я сижу на удалёнке, то обязана и домашние дела выполнять?

- Именно так. Ты сидишь дома, в отличие от меня. И делить с тобой женские обязанности я не намерен, - подытожил Миша.

Такой ответ был для меня как гром среди ясного неба. Раньше мы с мужем никогда не говорили о том, какие обязанности – мужские, а какие – женские. Чтобы Миша понял свою ошибку, я предложила ему взять один выходной и побыть со мной дома.

Так он смог бы увидеть, что удалёнка – это вовсе не отдых, и отлынивание от работы выявят сразу. Но муж ни в какую не соглашается и отказывается слушать мои доводы.

У меня складывается такое ощущение, что я должна вернуться к офисной работе, чтобы Миша вновь стал помогать мне по дому. Однако я этого совсем не хочу. Если мне не удастся достучаться до супруга, придётся подавать на развод. Другого выхода я пока не вижу.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.