Я решила потратить деньги на себя, а не подарить их сестре. Теперь придется съезжать от родителей

истории читателей
526 просмотров

В свои 18 лет я совмещаю обучение с подработкой, стараясь лишний раз не просить денег у вечно-всем-помогающим родителей. А помочь моим сестре с ребенком и племяннице им всегда в радость. Особенно нашей обожаемой Дашеньке - самой обездоленной и самой лишенной из всех сирых и убогих мира сего. Во всяком случае, так считает моя мама. Что же до меня, если и описывать мою сестру, то только одним словом – нюня. Причем эта нюня еще с раннего детства смекнула, что слезы - есть отличный инструмент добиться желаемого.

В школе у нас водились презлющие учителя, намеренно занижающие сестре оценки. На стороне света и высшей справедливости выступала, конечно же, мама, готовая покарать любого из этих презлющих злодеев-лиходеев. Последние же, выбирая из двух зол, да и к тому же порядком устав воевать, пошли на мировую, попросту выставляя сестре оценки с ну очень сильной натяжкой.

К великим негодованию и удивлению нашей мамы, свято веровавшей в исключительную способность Дашеньки поступить на бюджет, училась моя сестра на платном, чему я, к слову, отнюдь не удивилась. Борьба тьмы со светом под знаменами моей мамы продолжалась на протяжении всего обучения, так что неудивительно, что в конечном итоге сестра сдала все нужные ей экзамены, выпустившись наконец из университета на радость всем педагогам, которые меж двух огней предпочли зачеты измору.

Трудоустройством Дашеньки наша мама занималась лично. Работали мама и сестра дружно и весело в одном отделе одного предприятия вместе с другими такими же экономистами. Таким образом у мамы была возможность бороться с несправедливостью и дальше, зорко следя за тем, чтобы сестра ни в коем случае не перерабатывала и, следовательно, не переутомлялась.

Мы же с отцом смотрели на сложившуюся ситуацию сквозь пальцы. И если в школьную пору сестры отец еще хоть как-то пытался повлиять на сложившийся в итоге исход, то после обильного потока стенаний и женских слез, он умыл руки, оставив сестринско-материнский союз в дальнейшей неприкосновенности.

Чему я действительно удивилась, так это тому, что некто, кому, вероятно, уже нечего терять, позвал мою сестру замуж. Безусловно, она не была дурнушкой, но ее характер мог бы легко послужить открытым руководством к действию для того, кто когда-либо хотел избавиться от изнурительного числа докучливых женихов. Впрочем, поздравила, равно как и удивилась, я вполне искренне. Сестра же будто бы сияла изнутри, сменив статус нюни на влюбленную.

Свадьба была сыграна по всем предписанным канонам, включая автомобиль, ресторан и прочие негласные пункты. В роли жениха выступал весьма симпатичный парень с хорошим чувством юмора и до беспамятства влюбленными глазами. Прекрасный союз.

Поскольку у новоиспеченного супруга уже имелась своя квартира, жить было решено там. Стали молодые жить поживать, да добра наживать. Обо всех происходящих в их жизни событиях я узнавала от мамы, которой, впрочем, тоже поделиться было особенно нечем вплоть до Дашенькиной беременности.

Мама вновь обрела новые смыслы, регулярно наведываясь к молодоженам с родительскими визитами по причине внезапной неспособности сестры справляться со всеми происходящими с ней изменениями.

- Блажь, да и только! – не уставал повторять отец во время очередных сборов мамы к сестре.

- Подумать только, четвертый месяц всего, а тянет так на весь девятый! Оставь молодых в покое, уж как-нибудь да разберутся! Еще бы простуда, так хоть куда ни шло…

- Тебе то откуда знать! Не дано вам, мужчинам, постичь всю многогранность и сложность процесса сего! А у нее дома ни дать, ни взять, такой же пень, лишенный всякого сострадания, на диване в гостиной восседает! Сплошные нервы, одним словом! – вторила мама отцу.

Уж не знаю, какие там действа они совершали во время беременности, однако к моменту появления вожделенного малыша, новоиспеченный супруг уже сменил место жительства на квартиру своих родителей. Почетное же место жильца в квартире сестры заняла мама.

- Расселась тут, баклуши бьет! – во время своих редких приходов домой негодовала мама. – Уж могла бы и навестить сестру, помощь в конце концов предложить! Она же там совсем одна и к тому же недавно родила!

- Родила то она недавно, но помогаешь ты ей как за троих уже давно! Да и малышка у нас не без отца! Не вижу смысла в рядовом пополнении. Я уж молчу про учебу и подработку.

- Ну уж что-нибудь да нашлось бы! Вся в отца, проку от тебя никакого – отмахнулась в ответ мама.

По правде сказать, несколько раз я все же навестила сестру, принесла подарки ей и малышке, тогда как сестра из последних сил утопала в своем кресле, мама порхала по квартире, а малышка и вовсе мирно спала. Ну и какой был смысл вторгаться в их годами отточенный союз?

По прошествии полутора месяцев у отца кончилось терпение. Побеседовав с зятем, он прямиком направился к сестре, ценой неимоверных усилий вытащил оттуда свою жену, чье почетное место было вновь передано сбежавшему мужу. Все попытки маминого сопротивления были задушены на корню угрозой разрыва данного пред лицом Господа священного союза.

- Вот ведь наседки, хотели внучку безотцовщиной оставить! Я тебе быстро занятие по душе организую! Еще раз к молодым незвано-негаданно заявишься, уж не взыщи!

Бушевал отец на редкость нечасто, поэтому мама его речью прониклась. Наведываться к сестре она перестала, зато до телефона было теперь не добраться.

Увы, но разговор с тестем не стал спасительным и брак сестры в скором времени был разрушен. Бывший муж сестры великодушно оставил ей и малышке свою квартиру, поспешив удалиться со сцены. Деньги сестре он посылал исправно, которых ей, разумеется, было недостаточно. На угрозы бывшей свекрови подать в суд на алименты бывший жених заявил, что уж в чем в чем, а в деньгах его ребенок нуждаться не будет, но тогда о проживании в добрачной квартире можно смело забыть. Это укротило бывшую свекровь. Возможно, поставь бывший супруг ее на место во время брака, его статус на сегодняшний день был бы иным.

Оставим условности. Суть в том, что сестра вновь заняла позицию сирой и обездоленной и на законных теперь основаниях требовала все доступное ей внимание. И ровно в то время я и намеревалась поехать в свой отпуск.

Как уже было мной сказано, денег у родителей я старалась не брать, мой основной доход составляла моя подработка, с которой я и откладывала деньги на отпуск. Мои друзья и я уже предвкушали поездку в Мурманск, куда уже давно мечтали отправиться. Поездка была спланирована на майские праздники, билеты - куплены, а отель - забронирован.

Мои сборы не прошли незамеченными. Реакция шока от услышанного хорошо отразилась на материнском лице.

- Это на какие же деньги? – вопрошала она.

Естественно, мой ответ про отложенные и честно заработанные мной деньги на поездку она сочла как минимум неудовлетворительным.

Вот тогда-то я и узнала, кто я такая в ее глазах. Сестра и малышка едва сводят концы с концами, а я по Мурманскам путешествую!

- Нет, чтобы сестре помочь, если свободные деньги имеются! Растит малышку одна, ей каждый рублик ценен! Кто бы мог подумать, что с возрастом ты превратишься в такого бессердечного человека!

Признаться честно, я была не удивлена. Ведь жизнью обиженная у нас Дашенька, ну а я вполне себе и заработать могу. Сыта по горло мамиными двойными стандартами! Вот вернусь из отпуска и перееду в свою квартиру, тем более что отец дал слово помогать с финансами первое время. Хотя неизвестно, что будет с мамой, узнай она, что отец помог кому-то еще, кроме сестры.

В рубрике "Истории читателей" публикуются материалы от читателей.